Всегда ждёт.

18 декабря 2018 - Гвидон
Всегда ждёт.

Несмотря на то, что  за плечами уже немало прожитых лет, есть дети и внуки, есть полагающаяся возрасту седина и острые боли порой под лопаткой — не задумывался как-то особо о смысле жизни Александр Анатольевич. Не думал и о месте своём в бренном мире этом, о ценностях, что есть и дороги ему.Он жил.Просто жил, той жизнью, что была уготована судьбой.
Нет, он не коптил небо, не плыл по течению -куда вынесет.Он был активен  в  жизни и деятелен. Всегда был там, где трудно и интересно. Не то чтобы сам рвался в бой, безудержно рвал рубаху на груди.Нет. Но получалось так, что жизнь "вбрасывала" его  всегда в дела интересные, горячие и значимые.В компанию единомышленников всегда входил легко, как патрон в патронташ и был там на месте.В текучке интересных дел, в заботах повседневных, никогда не думал о быстротечности жизни этой, о роли своей  и о том, что значит он  для окружающих и для близких своих, и что они для него значат.Он жил, и как мог дорожил всем этим, познавал радость  приобретений и боль потерь.Так получилось, что оторвался он от места где родился с юности," не пригодился, там где родился".Сразу после школы: институт, учёба, распределение в другой регион. А дальше: назначения и становления как специалиста, впоследствии как руководителя.Потом новые назначения, переезды, новые места. И всё начиналось заново -надо было доказать своей работой, творческим(как сейчас модно говорить-креативным) отношением к делу. Кто ты, почему именно ты? Что ты за человек-покажись, чем хорош и значим?
И всё это как карусель: новые места, должности, люди и дороги, дороги, дороги...
Одним неизменным, постоянным, родным и всегда ждущим и встречающим, как  мать, оставался  старый вокзал.Его вокзал.
Этот железнодорожный вокзал, построенный на великой  транссибирской магистрали более ста лет назад, для многих ничем неприметен.Для него же был  родной пристанью, куда он всегда спешил и куда любил возвращаться.
И сейчас, войдя в свой вагон скорого поезда Владивосток-Москва, он вдруг почувствовал тяжесть прожитых лет.Наступило состояние какой-то отрешённости, неизбывности.
Устало опустившись на своё место, он подвинулся ближе к окну  и стал смотреть  на стоящих на родном перроне своих близких.Он как будто впервые увидел, как постарела и сдала его сестра, каким уже взрослым стал племянник, что седыми стали и  другие провожающие родные.
Сдавило в груди сердце, что-то подступило к горлу, воздуху стало не хватать Александру Анатольевичу и он откинулся  на мгновение на стенку купе.Когда поезд тронулся, он снова посмотрел в окно.Стали как в тумане растворяться  и лица и сами провожающие, стал удаляться и родной вокзал.Прошло мгновение и за окном уже замелькали до мелочей знакомые, но за долгие годы изменившиеся картины.
Стала удаляться  телевышка, что давно подпирает небо отчего края.Стали мелькать перелески, поля и родные болота, болота..
От избытка переполнивших его чувств, Мельников закрыл глаза.Под мерный стук колёс память стала возвращать ему отдельные   эпизоды его  прошлой жизни, что связаны с вокзалом.
Как  много оказывается связано с этим неприметным вокзалом в его жизни.И всё это для Александра Анатольевича дорого, памятно, значимо.
Ведь именно здесь, на этом вокзале, будучи десятиклассником, проводив любимую девушку  ночным поездом в областной город, он  на деревянных скамейках иногда коротал  в одиночестве  время до утреннего автобуса в родное село.Приезжали они сюда  последним рейсовым автобусом и до отхода её поезда всегда были вдвоём.В хорошую погоду  бродили по перрону, встречали и провожали скорые поезда, смотрели  в окна  вагонов на незнакомую пока для них жизнь.А потом  молча сидели в вокзале на старых гнутых деревянных скамейках.Просто сидели взявшись за руки, порой мечтали.Проводив девушку на поезд, он первым автобусом возвращался  в село, с остановки шёл сразу в школу, где его ждал портфель, который любезно приносили  друзья.
Так продолжалось до самого окончания школы.Потом и он  стал студентом, правда в другом городе.И опять встречи и расставания  на их родном вокзале.
В памяти Александра Анатольевича остались и  проводы друзей, земляков-призывников с  вокзала.Будущие солдаты съезжались  со всего района, так как на областной сборный пункт под началом представителей райвоенкомата они уезжали именно отсюда дневным электропоездом.Перрон в такие минуты пестрел провожающими: родными, близкими, друзьями.Сильно тогда любили армию, гордились ею.Всё, что было связано с армией делалось серьёзно. Были речи и напутствия. Были слышны звуки гармошек и гитар.Были песни и смех, слёзы расставания — всё видел вокзал.
Видел  этот вокзал и другие лица земляков и другие слёзы.Это были скорбные лица и слёзы горя.Молча встречали земляки проходящие поезда, что  везли с восточной границы  страны пограничников, что отстояли весной 1969 года  остров Даманский от китайских  посягательств.И флаги и слова на кумаче:
-"СПАСИБО, РЕБЯТА! СПАСИБО СЫНОВЬЯ!
Видел  этот вокзал и   искаженные злобой лица возбуждённых  молодых китайцев в период их  культурной революции в Китае.Долгое время они в поездах Пекин-Москва тр; ясли красными цитатниками  своего лидера Мао Цзэдуна, выкрикивали ругательства в адрес  верного друга СССР.
Помнит  вокзал и перрон другое китайское "нашествие. Было время, когда  следовавшие  в  Россию поезда, шли основательно забитые китайским ширпотребом.Во время остановки таких поездов, перрон родного вокзала на несколько минут превращался в  настоящую барахолку, где торговали всем.Сюда устремлялись тогда  покупатели  с окрестных деревень и даже близлежащих районов.
Теперь же скорые поезда  проносятся мимо  родного вокзала на большой скорости, поднимая песчаную пыль, да возвращают порой в воспоминания.
Именно отсюда, с перрона родного вокзала, в лихие и смутные 90-е годы уже ушедшего века, Александр Анатольевич  однажды смело шагнул в новую незнакомую для него жизнь. Взял и уехал в другой регион, в большой город, где, как оказалось, пригодились и его опыт и его знания, где его впоследствии  ждали большие и интересные дела, совершенно другой ритм жизни и неплохая перспектива, впоследствии пришло признание заслуг.
Александр Анатольевич знает  много людей из своего окружения, которые под занавес жизни пытаются " переписать" свою биографию, сделать себя другими в глазах знакомых, даже собственных глазах. Приписывают себе  какие-то мифические достижения и поступки, непременно хотят выглядеть значительнее и весомее.
Он не из таких. Жил, как жил. Однозначно, святым не  был.Ошибался и порой серьёзно.
Создавал подчас и себе и близким проблемы.За что  не любил себя. Винился перед богом и совестью. Но прошлого своего не предавал и не стеснялся.
Да, сейчас его вокзал стал другим.Современным, ярким, глянцево-комфортным, но он стал мраморно-незнакомым для Александра Анатольевича. Ему ближе и роднее  тот, старый вокзал, пусть порой немного неухоженный, сероватый.Но до глубокой осени  в тени  деревьев.Он ближе и дороже:  автоматами с дешёвой газированной водой на перроне, мороженным за копейки и его буфетом. Какие запахи тогда витали в помещении вокзала и на перроне. А горячие, прямо с лотков, калачи и пирожки с разными начинками. Это было что-то. Умели тогда готовить мастера общепита, душу вкладывали.
А теперь вокзал другой. Нет, он не стал чужим, он такой же родной.И сердце всё так же волнуется при его приближении.Другими стали скорости, изменились и сами поезда, изменились и люди, изменился и дух времени.Исчезла куда-то простота общения  людей в период ожидания поездов. Все поражены компьютерным вирусом замкнутости.
Но вокзал по-прежнему смотрит на всех  родными глазами-окнами, любящими  глазами малой родины.И всегда ждёт.
Декабрь 2016. Тюмень.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 426 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!